Уважаемые дамы и господа! Не забывайте, пожалуйста, что на территории Российской Федерации действует Авторское право, согласно которому использование чужих материалов, либо их фрагментов в коммерческих целях преследуется законом! Некоммерческое использование автор всячески приветствует.

Мне можно написать по адресу:

89162937358@mail.ru

Или позвонить:

8-916-293-73-58

Другой ресурс автора (он о России и о русских людях):

http://genamikheev.narod.ru/

 

 

Соглядатай

 

"Не снимать людей со спины!" - так меня учили когда-то в одной  весьма известной ежедневной газете. Оно понятно: газетный снимок живет недолго, чаще всего не более трех дней, и не стоит делать такие фотографии, над которыми читатель будет "зависать" не понимая, что автор хотел своей "недосказанностью", собственно, сказать. В конце концов, читателю газеты не фотоискусство надобно или какой-нибудь, прости Господи, концепт, а информация – желательно, внятно поданная. Искусство обитает в иных пространствах, а "нетленка" живет в фотоальбомах, серьезных журналах и стенах галерей. Богу - богово, кесарю - кесарево. Ага... в съемке со спины я усмотрел "недосказанность". А кто-то ведь усмотрит мелкую пакостность, а то и подлость. Нехорошо все же подсматривать, когда человек не в курсе, что его снимают!

Признаюсь: до сих пор слова "фотоискусство" и "фотохудожник" несут для меня отрицательный заряд. Ох, сколько я на своем веку перевидал этих "фотохудожников" которые для газеты являлись дармоедами и тунеядцами, а для себя, родных - очевидными гениями. И, кстати, по моим наблюдениям все эти "гении" как-то растворились в бытии, подвергнувшись действию второго закона термодинамики, а реальные пахари типа Илюхи Питалева, Владимира Веленгурина или Артема Житенева живут, творят и радуют нас новыми работами. Они снимают и спереди, и сзади, и сбоку, и с подковыркой - в общем, по-всякому. Иногда, может, и не шибко круты, зато - стабильны. Это ведь признак мастерства, марка профессионализма. А что касаемо гениальности... по крайней мере, об это судить не нам. Хотя, чуть позже я возьмусь судить и о качествах "фотографических гениев". Сейчас же замечу: гений может быть как "пахарем", так и очевидным трутнем. На конечный результат (я имею в виду оценку творчества того или иного автора со стороны потомков) могут в некоторой степени повлиять прижизненная слава и объем наследия. Но действительно  выдающееся еще не терялось. Какие-то пути к зрителю, слушателю или читателю, как пули – дырочки, находят даже те творения, которые зарыты в долгих ящиках столов. Можно спорить о том, горят рукописи или нет, но выдающиеся фотографии, к примеру, не пропадают в принципе.

Эта книжка крайне субъективна, она носит характер опытов самопознания на примере анализа чужих фотографий. Я так же ее вынашивал, как и любой другой проект, а изливаю далеко не все, что мог бы. Конечно же, Вы заметили, что я не углубляюсь в структуру фотоизображений и в их поэтику. У меня есть убеждение: чем глубже анализируешь произведение, тем далее убегаешь от сути. Умное раскладывание по полочкам обычно следует за препарированием. Полезно знать внутреннее устройство организма - но саму суть жизни по частям не понять. Это я уже говорю о поэтике фотографии. Поэтому многих исследователей искусства уместно сравнить с патологоанатомами. Их деятельность весьма полезна для науки, да и вообще патологоанатомы трудятся во имя спасения жизни. Проблема разве в том, что они работают с мертвыми телами. Извините, что с фотографии свернул на медицину, но в снимающем человеке действительно есть что-то  от медика. Например, врачи снимают показания приборов, к тому же они так же циничны, как и фотографы. Суть, на мой взгляд, в чувствах и мыслях, которые пробуждает фотография. Заставляет ли фотоизображение меня переживать: вот, в чем вопрос.

Я хочу в частности понять, почему мы иногда снимаем людей со спины. Вот, я это делаю, пожалуй, излишне часто, хотя знаю, что ЭТО НИКУДА НЕ ПОЙДЕТ. Сравнение из области театрального искусства. Станиславский произвел "сценическую революцию", заставив актеров в ряде эпизодов сидеть (или стоять) спиной к залу. До Константина Сергеича актерам надо было не только играть, но и одновременно обращаться к публике. Такова была тысячелетняя традиция лицедейства (сейчас я не буду касаться уличных паяцев, которые играли, будучи окруженными толпою). Показывать зрителю свой, простите, зад было, в общем-то не принято. (Кстати: слова "актер" и "автор" однокоренные; они означают: "расширяющий").

Появилась новая театральная эстетика: публика уже не была участницей мистериоподобного действа (напомню, в театре античной Греции в драматургию были вплетены и хор, и даже зрители, которые по идее своим косвенным участием в трагедии должны были пережить катарсис). После Станиславского в театр пришло отчуждение зрителя от сцены. Актеры играли жизнь, а не   "трагедию" или "комедию" зрители же наблюдали пьесу как игры рыбок в аквариума. Сопереживание осталось, однако, между публикой и сценою возникла невидимая стена. Позже это вылилось в телевизионные шоу типа "за стеклом". Конечно, я все значительно упрощаю: театр - живой организм, и возвращения к истокам театра (мистерии, коллективному таинству) наблюдаются и в работах современных театральных коллективах. Однако, некий элемент "подсматривания жизни" в театр все же пришел. А вот о кинематографе уже и говорить нечего. И что есть в этом контексте телевизионные "мыльные оперы" и "реалти-шоу"? Вообще говоря - суета и томление духа.

На многих помещенных в этой книге фотографиях вы видите людей, снятых со спины. Таково предпочтение автора - спорить не  буду.

Посмотрите на эту очень известную фотоработу:

 

 фото Анри Картье-Брессона "Гималаи"

 

Неужто и у Маэстро была эдакая мания снимания (пардон за тавтологию) людей со спины? Ну, поставил бы дам как положено - фронтально, и сфоткал бы как все: типа на фоне красоты сымается семейство. 

Давайте все же серьезно рассудим: женщины как бы являются восхищенными зрителями великолепного зрелища Гималайских гор. Но почему - "как бы"? Разве они не способны восхищаться великолепием природы... Знатоки скажут: "Да они живут там, и великолепные пейзажи уже им столь приелись, что и век бы не смотреть!" Это не так. Просто, в той среде (предполагаю, Кашмира) не принято открыто выражать свое восхищение красотою природы. Конечно же, эта фотография не только о величественности гор, но и о красоте людей. В который раз вынужден констатировать: перед нами будто фрагмент хореографической композиции.

Часто использую словосочетание "фотографический балет". Данная работа Картье-Брессона вряд ли постановочная, но я лично удивляюсь изяществу женщин. Вы никогда не задумывались о том, что в фотографиях нас часто восхищает то, как отраженная жизнь похожа на... искусство? "Как картина!" - Восклицаем мы порой. "Как фотография..." - Сетуем мы, увидев скверную живописную работу.

Сравнения не в пользу светописи. И, кстати: художники любят рисовать людей со спины - особенно в пейзажных работах. На самом деле, они изображают восхищенных созерцателей природы, так называемый "стаффаж".  Ну, а чем фотографы-то хуже? Или все же - хуже...

Опять же, "пунктум", даже - два. Сюжетно важная деталь - воздетые руки одной из женщин. Второстепенная деталь - взгляд девушки, сидящей слева. И непонятно: это удивление, недоумение, либо молодая внимает старой. Думаю, люди просто сидят и отдыхают. Но все мировое искусство, вообще говоря, выросло из праздности. Живописцы в старину любили писать сюжеты с отдыхающими. Вспомните, к примеру, картину Брейгеля Старшего "Страна лентяев" (1567 год). Чем фотографы-то хуже? Хотя светописцы-то как раз больше любят action, "движуху". Экспрессивный мир, естественно, требует экспрессии и на фотографиях. Отсюда так много войны, катастроф, протестных акций в мировом фото-наследии. Стоящие на фоне Гималаев женщины - прям отдых для глаз после "перманентной картины Апокалпсиса" в лентах новостей.

А вот фотография совсем иного толка:

 

 фото Сабины Вайс

 

Данное произведение скорее из разряда юмористических. Да и любой бы, оказавшийся на подобной фактуре, наверняка "подглядел" бы этот сюжет. Ага... поймал себя "за язык": все-таки мы, снимающие люди, частенько подглядываем или подсматриваем... Я бы еще зашел спереди и сделал бы "лобовой" вариант. Скорее всего, и фотограф (точнее, "фотографиня") сделал так же. Но в итоге отбор прошел именно "спинной" вариант.

В этом снимке Сабины Вайс нет красот природы, мы вообще только можем предположить, что пытаются рассмотреть солидные мужчины. Объект нашего внимания - люди, стоящие на стульях. Как памятники. Вот это "как" (но не подумайте плохого - не в смысле оправления нужды) - довольно значимое для светописи словечко. Так получается, что реальность, запечатленную на снимках, мы вольно или невольно соотносим с произведениями изобразительного искусства. Потому что многие изображенные на фотографиях объекты частенько воспринимаются нами как знаки или образы. Причем, не в отдельности, а именно одновременно - как сам фрагмент реальности, как его изображение, как знак и как образ. Искусство художественной графики определяют как "колебание между знаком и образом". В творческой фотографии "колебание" происходит между четырьмя сущностями. Мне думается, данный факт ключевой для понимания того, какими духовными путями мы воспринимаем фотографические изображения. Из-за умножения сущностей сложность фотографических изображений по отношению к изображениям, созданным художником, возрастает не в два или четыре раза, а возводится в куб. Правда, при этом следует учитывать, что художник по отношению к фотографу более волен в плане индивидуального стиля и авторской манеры.  Фотографическая техника все же стандартизирована, а фильтры - цифровые или аналоговые - представляют собою довольно ограниченный, и так же стандартный набор. Однако, даже при такой очевидной узости спектра выразительных средств в фотографии возможно такое явление как индивидуальный стиль.

Вернусь к нашим спинам. В занятии фотографией все-таки есть нечто постыдное. Пресловутое "преодоление застенчивости", которое входит обычно в программы фотокурсов - и есть подавление чувства стыда. Это необходимо делать, но прежде неплохо понять саму природу застенчивости. Врачи ведь не назначают лечение, не установив диагноз. А она, то есть, природа стыда при фотографировании незнакомых людей, у разных людей разная. Хотя, общие черты, конечно же, есть.

"Фотографическая стеснительность" - не выражение какого-то высокого "внутреннего закона". Просто, чаще всего нам не хочется «получить по кумполу» от какого-нибудь неадекватного субъекта (таковых мало, но они все же есть). Вот, представьте себе Сабину Вайс, которая забежала вперед - и стала фоткать дядек, стоящих на стульях. Со стороны это выглядит вообще-то неприятно. А представьте теперь себя на месте дядьки на стуле (то есть, некто в упор Вас фоткает, в то время как Вы это не хотели бы). И третье представление: поставьте себя на место фотографа, который увидел кадр - и надо во что бы то ни стало его реализовать. А подойти к каждому и попросить разрешения нереально. Тем более что вероятность отказа (причем, в грубой форме) близка к единице.

Не устану повторять: светопись - искусство "контактное". Но это именно искусство, а не единоборство. Хотя, некоторые элементы единоборства в фотографии все же есть - особенно в плане уклонения от нежелательных, но порою неминуемых конфликтов. И это, кстати - тоже искусство; называется "дипломатией".

Ничего не поделаешь: фотография - занятие соглядатайское. Мы, находясь внутри события, наблюдаем его как бы со стороны, причем, явно задавшись целью последующей публикации результатов своих фотонаблюдений. Даже если ты не работаешь в ежедневной газете или в любом ином СМИ.

"Соглядатай" - слово почти что ругательное. По счастью, подсматривающий далеко не всегда является вуайеристом (а это уже медицинский диагноз), но слишком часто люди вообще-то не в курсе, что их снимают. А пространство современного города, между прочим, буквально перенасыщено скрытыми камерами видеонаблюдения. Смею напомнить категорический императив Эммануила Канта: не стоит человека использовать в качестве средства. В нашем случае - средства получения высокохудожественной картинки. Но так получается, мы все время нарушаем основной закон человеческой этики. Иначе говоря, грешим. Хотя, к смертным грехам фотографирование все же не относится, постыдное чувство при съемке - ЕСТЕСТВЕННАЯ реакция психики. Как раз, моральный урод тот, кому хоть плюй в глаза - ему все Божья роса, и он лезет со своим "шириком" чуть не в нос. Даже покойнику на похоронах (такое я видал не раз). Вообще, теме фотографической этики посвящено немало страниц моей книги "Чудо фотографии", здесь я не буду особо размазывать мысли по плоскости. Да, сложно, мы в нашей фотографической деятельности чуть не всегда упираемся в моральное и физическое сопротивление (конечно, в случае, если в кадр попадают люди). Это, кстати, один из вариантов «сопротивления материала» - явления, характерного для искусства. О нем я еще буду говорить подробнее. Но ничего - пока что справляемся. И снова сравню профессию фотографа с работой врача. Последний тоже часто делает пациенту больно. Однако, ежели доктор имеет цель вылечить, а не имеет цель навредить, часто получается неплохой результат, заключающийся в ремиссии, а то и выздоровлении. Э-э-эх, если б мы имели мерило, отличающее пользу от вреда! В творческой фотографии его нет. А потому врачам легче, ибо они работают для здоровья людей. А мы – для чего? Чтобы у зрителей душа болела?..

В медицине имеет место альянс врачей с пациентами. А в случае творческой фотографии часто имеет место война. "Альянс" в светописи -  это фотосессия, когда модель, фотограф и обслуживающий персонал отчетливо представляют себе, для чего они собрались. Примерно то же происходит на всякого рода общественных мероприятиях. А остальное - сфера частной жизни людей. Даже если это общественный пляж. Но ведь - снимаем же. Да, с годами стрессоустойчивость теряет свою силу. Тогда мы снимаем цветы. Если уверены, конечно, что они не отомстят.

Одно из достоинств фотографа (и не только репортера) - умение быть незаметным, а точнее, ненавязчивым. Но многие снимающие люди вполне обходятся без данного навыка, им даже нравится, что на них обращают внимание. Для процесса творчества метод подхода к натуре вовсе неважен: зритель все равно будет оценивать результат.

Другая сторона "спинных" съемок. Важно, мне думается, понять: человек со спины (без лица) - это не конкретный человек, а ОБРАЗ человека, чаще всего даже абстрактный (хотя, многие личности узнаются даже со спины). На снимке Юджина Смита "Дорога в рай" (другое название: "Мои дети") в рай идут абстрактные малыши. И вовсе не в Эдемский сад они шагают; просто топают - и всё. А уже мы, зрители, что-то себе воображаем. Наверное, идентифицируем себя с этими детьми, ставим себя на их место. А может, просто умиляемся, не задумываясь о том, что детишки, вероятно, из рая как раз бегут. Думаю, многозначность достигнута в том числе и потому что маленькие человечки сняты со спины. Вот видите, как можно всего такого наговорить всего лишь на тему съемки со спины... А бывает еще, мы снимаем исподтишка. Или такого в Вашей практике не бывает? Если не случается - тогда Вы точно святой, от Вас надо заряжать воду, а то и проявитель. Людям, живущим в согласии со своею совестью, памятники надо ставить при жизни. Только сдается мне, фотографов среди таковых не встречается.  А потому с памятниками подождем.

 

 

В глаза смотреть!

 

Хочу все же обратить Ваше внимание на различия в пластическом и психологическом образах. Ведь в творческой фотографии приемлемы и тот, и другой, а чаще всего они переплетаются в рамках одного изображения. Элементы психологичности присутствуют и в снимках, построенных на пластике - в нюансах движений, в компоновке, в ракурсе (такие "мелочи" столь субъективны, что их трудно описать словами, а уж тем более систематизировать). В работе Георгия Колосова, с которой эта книга начинается, поза мальчика (снятого, кстати, со спины) психологична - причем, именно потому что непостижимым образом автор смог передать эмоции. Знающие люди не дадут соврать: и в искусстве хореографии танцор так же посредством движений передает эмоции. Это индийские танцы сплошь состоят из знаков - в балете на образ работают и пластика, и мимика лица и даже свет. А если взять, к примеру, русского "комаринского" или украинский "гопак" - там преимущественно царит экспрессия. Вкупе с трюками.

Но вообще говоря, психологию наилучшим образом все же передает лицо. И даже морда (если, конечно, речь идет об анималистике). Причем, что характерно, для выразительности фотографии вовсе не обязательно корчить морды и проявлять гротеск.

Вот довольно простой по своему сюжету снимок:

 

  фото Кристины Гарсия Родеро

 

Видимо, его тоже можно отнести к фото-юмору. Сценка схвачена на каком-то "массовом мероприятии", фотографу (опять же, "фотографине") достаточно было лишь отвлечься от действа и взглянуть в сторону.

Меня "цепляют" то, что все мужчины сунули в карманы руки, а бабушка изобразила левой рукой жест, очень даже говорящий о недоумении. Поведение всех этих людей - несмотря на то, что у них каменные, ничего не выражающие лица - говорит о том (по крайней мере, для меня), что они стесняются выразить эмоции. Но они их выражают характерными жестами!

Странно... испанцы - такие эмоциональные, открытые люди, а здесь -  непонятная зажатость... Ну, я только предполагаю, что свое фото Кристина Гарсия Родеро сделала в Испании. Видимо, в испанской глубинке свои особенности менталитета... Люди на снимке замерли, в кадре нет движения. Но некоторые "нюансы", намеки на движение придают фотографии своеобразный "флер", словесно невыражаемый.

Испанская глубинка - феномен особенный. По крайней мере, он не беднее в плане фактуры по сравнению с русской глубинкой. Вот знаменитый снимок Юджина Смита из серии "Испанская деревня":

 

 фото Юджина Смита

 

Все  то же "каменное" лицо, не выражающее эмоций. Но как грациозна, изящна, прекрасна эта женщина! Хочу Вам напомнить  о таком культурном явлении Испании как танцевальный стиль "фламенко". Между прочим, явившимся синтезом испанской и цыганской культур. Танцоры фламенко не выражают эмоций внешностью, лица согласно канону должны оставаться "каменными". Но фламенко потрясающе эмоционален именно из-за сокрытой в довольно скупых движениях потенции. По сути, это постоянное сдерживания выплескивающих эмоций, "балансирование на грани взрыва". Тайна фламенко - именно в удержании бешеной энергии в определенных рамках. Хочу напомнить эпизод из фильма Андрея Тарковского "Зеркало": на испанской вечеринке отец бьет дочь по щеке, после того как девушка блестяще станцевала фламенко, приговаривая: "А говорила, что не умеешь..." Я понимаю эпизод так: характер Испании "спал" у девушки в крови (в генах?), и, едва она только раскрепостилась, все выплеснулось в танце. 

По сути, на фотографии Смита перед нами полноценный пластический образ. К тому же, мотив прялки, прядения - архетипичен, он восходит к архаичным мифам, возможно, "сидящим" в подкорках наших мозгов. Именно глядя в журнале "Советское фото" на эту фотографию в юности, я вдохновился темою деревни - и посвятил ей много-много лет. Простите за пафос, но данная работа подарила мне четкое понимание того, что фотография может быть гораздо круче живописи. Уже хотя бы потому, что жизнь богаче и явно ИНТЕРЕСНЕЕ всякой фантазии.

Вспомнилось, между прочим: испанцы и русские - два народа, которых не смог покорить Наполеон. Лев Толстой усматривал в этом феномене тот факт, что в Испании и России силен фактор веры. Не религии (есть страны на-а-а-амного более религиозные), а именно - веры.

Вот еще одна фотография:

 

 фото Кристины Гарсия Родеро

 

Должен заметить: в творчестве испанки (кстати, работавшей в "Магнуме") тема религии (но не веры!) занимает первое место. В  частности, фотографиня много снимает магические (читай - языческие) обряды, бытующие в странах Латинской Америки. Второе место - тема секса, причем, в экстремальных выражениях.

Да: в Испании живут преимущественно темпераментные и верующие люди. Соответственно, и вера их так же темпераментна. Естественно, на последней фотографии прежде всего обращает внимание взгляд девушки. Ее юность подчеркивает окружение - потерявшие "формы" донны в возрасте. Я ничего не знаю о том, что что происходит на пляже, да и вообще - возможно, это вовсе и не Испания (хотя, явно латинский мир). Вероятно, это группа паломниц, а, может быть, фольклорный коллектив. По крайней мере, на заднем плане совершенно светская обстановка приморского курорта.

Что я читаю во взгляде девушки: похоже, инфанте не очень нравится, что ее нарядили в балахон и выставляют на посмешище. По внешнему сходству подозреваю, что справа ее мать. В ее руках две бутылки, одна - точно с вином. Женщины слева что-то поют. Возможно, такой взгляд девушка бросила лишь на мгновение, но Мастеру этого достаточно. Хочу заметить: обыватели на этих... (дур?) не обращают внимания в принципе. Им неинтересно - или уже достали? 

На самом деле, это образ Испании - именно такой видит свою прекрасную страну Кристина Гарсия Родеро. Повторю: я всего лишь излагаю личное мнение. Хотя, если все же вглядеться в лица, женщины - латиноамериканки. А страна, скорее всего - Колумбия. Или Мексика – но это неважно: каждая страна латиноамериканского мира несет в себе частичку Испании. Даже если речь идет о южных штатах США. Хочу сказать: мне все равно, в какой стране это снято. Перед нами на самом деле "страна Кристины Гарсия Родеро", некая "идеальная Испания". Но для меня лично это образ конкретной Испании. Такой у меня бзик.

А еще в этой девушке я вижу архетипичный образ... Афродиты, выходящей из пены морской. Только слишком уж... гневной.

Я не был в Испании, но я вижу испанцев, приезжающих в Россию. Глядя на их любовь к песне, к танцам, созерцая то, как они умеют веселиться, употребив совсем малое количество спиртного, не могу не уважать испанцев. Гордая, великая и красивая нация. Хотя, среди испанок крайне редко встречаются красавицы. Среди латиноамериканок все же почаще - результат обновления крови.

Теперь задаю вопрос с подковыркой: а какой мы рисуем образ   нашей России? Мне вспоминается одна фотография талантливейшего Сергея Максимишина: пьяная вдрызг баба валяется на фоне Соловецкого монастыря. Явно фотография хорошая, иначе она мне просто не запомнилась бы. 

Мы, русские, явно не хуже испанцев. По крайней мере, мы такая же великая нация, давшая человечеству великое количество гениев. И хребет фашизму сломали вовсе не испанцы, а русские. В ту пору у них там, на Пиренейском полуострове процветал диктаторский режим Франко. Но почему образ Испании - не валяющаяся в стельку пьяная баба на фоне какого-нибудь испанского монастыря? Вопрос для меня лично очень серьезный. Я видел съемки с испанскими бомжами в Мадриде или Барселоне - подобных типов хватает и на Западе Европы.

Вообще говоря, каждый фотограф создает свою "фотографическую вселенную", отражая в своих произведениях  то, что считает важным для себя и окружающих. Если в душе человека поселился ад, этот же самый мир отражается в фотографиях, которые человек делает, и в его стихах, и в музыке (если, не приведи Господь, он поэт или композитор). А ежели в душе у человека пустота, его творения будут нести именно пустоту. И не стоит подчеркивать, что с позиции буддизма пустота - Нирвана. Тогда уж самый великий человек - абсолютный идиот, в голове которого только две мысли: пожрать и поспать.

Только не подумайте, что я против чернухи и за "обеление действительности"! Кто знаком с моими фотографическими трудами, знает, что и у меня чернухи ой, как немало.  

Подчеркну: не какая-то там абстрактная "светопись", а конкретные авторы рисуют образы - страны, города, человека, явления. Фотография – лишь одно из средств. Например, профессиональной зеркалкой можно даже убить человека – если хорошо размахнуться и попасть в уязвимое место. Я сейчас говорю не только о физическом воздействии.

На самом деле, очень несложно достичь степени мастерства, когда ты языком фотографии можешь говорить ВСЕ. И на первый план выступает простой вопрос: "А что я, собственно, должен сказать?" Многие знают: надо рассказать миру о том, какой ты замечательный Мастер светописи, какой чудесный день, какой чудесный пень, со мной мои друзья-фотогаджеты и фотографическая песенка моя. Думаете, ёрничаю. А посмотрите фотоконтент, который бытует во Всемирной Паутине - отвлеченно, без оглядки а имена. Много там НЕплевел?

 

 

Очень трудная глава

 

С уверенностью могу сказать: того, кто дочитал до этого места, вполне можно назвать подлинным энтузиастом светописи, в хорошем смысле фанатом и просто терпеливым человеком. Хоть я и разбавлял текст забавными словесными оборотами, он труден, а порою даже зануден. К тому же авторский стиль с многочисленными отступлениями и, вероятно, не слишком уместными ассоциациями явно пришелся кому-то не по душе.

То, чему посвящена эта глава - на порядок сложнее, так что смело можете ее пропускать, дабы окончательно не впасть в недоумение.  Тем более что я заранее планировал: глава не будет иллюстрирована и разбора какой-нибудь фотографии здесь не предвидится. Я попытаюсь коснуться самой темной и почти не изученной стороны заявленной в книге темы (конечно, я имею в  виду тайну, которая сокрыта в занятии светописью) - творчества. Так же я попытаюсь разглядеть и изучить абстрактную фигуру фото-творца, автора.

В какой момент происходит чудо творчества и как ОНО творится вообще? По сути-то фотограф мало что придумывает, он лишь фиксирует видимую часть бытия, в то время как в иных искусствах авторская фантазия получает оперативный простор, и художник вполне может возвыситься над суетою, дав волю воображению. А мы, снимающие люди, как раз на суету и направляем свои объективы. Фантазии, конечно придумывают организаторы фотосесий. Однако, они как-то вторичны, и в мировом "золотом запасе" творческой фотографии продуктов студийных съемок позорно мало. Однако следует заметить: они все же есть.

Но для начала все же надо дать определения - чтобы хотя бы было понятно, о чем я говорю. Творческую фотографию я ни в коей мере не противопоставляю коммерческой, но антипод творческой фотографии - техническая фотография. Понимаю, что "от противного" (например, что любовь - антипод ненависти) определения не дают, но вынужден констатировать: все, что не является технической фотографией, является фотографией творческой. Возможно, когда рекламный фотограф снимает  бутылку с водкой, подлинного творчества здесь не много, но креатива требует и предметная съемка. И не будем же мы отрицать, что снимаем для того, чтобы удовлетворить личную потребность в творчестве, да к тому же представить плоды своих опытов в светописи на людской суд. Почему-то мне думается, что те, кто фоткает чисто на память и ради прикола, эту книжку читать не будут.

Зигфрид Кракауэр утверждал, что художественное творчество в фотографии идет от умения читать Книгу Природы. Вообще говоря, что доказал еще Леонардо да Винчи, эту самую "брошюрку" полезно перелистывать всякому художнику, ибо даже композитор, сам того не подозревая, сочиняя музыку, подражает каким-то естественным звукам. Я уже не говорю о законах гармонии, которые описываются математическими формулами: по этим же законам и птички поют, и лягушки квакают (не случайно античные греки заслушивались лягушачьим пеньем!). А снимающему человеку сам Господь велел (написал - и сам себе удивился: откуда мне-то знать, что и кому велит Бог...) изучать натуру, свойства объектов, условия освещения, среды и прочее. Хорошим фотографом можно стать вообще не читая никаких книг - и это много раз было доказано на практике. Но никто не запретит человеку расширять кругозор, постигать иные области человеческих знаний и завоевывать сопредельные области культуры. Тот же Карьтье-Брессон начинал как живописец. И, кстати, заканчивал: последние 30 (!!!) лет своей жизни Маэстро не снимал, а писал картины. 

Теперь - о творчестве в принципе. У этого рода человеческой деятельности множество определений, причем, в каждой отрасли  нашей жизни есть свой креатив, и творчество возможно даже в плотской любви. Творчество с точки зрения эстетики: процесс создания новых эстетических ценностей. С точки зрения психологии: деятельность, результатом которой является создание новых материальных или духовных ценностей. Философская дефиниция: творчество - целенаправленная деятельность, результатом которой является открытие (создание, изобретение) чего-либо нового, ранее неизвестного, или активное, отвечающее потребностям времени освоение уже существующего богатства культуры. Заметьте: последнее определение подразумевает еще и  со-творчество зрителей. А по Гегелю творчество - "очищение духа от состояний несвободы". Красиво сказано, но непонятно. Получается, раб, избавившийся от пут - творец. Вообще-то, в коком-то смысле - да, ведь он создает ценность, путь и нематериального порядка. Творцами являются и религиозные деятели, которые создают "калокагатию" из своей личности. Как Вы поняли, такое явление духовной жизни как творчество – очень непростая вещь, а определить его можно всяко.

Общее для всех определений слово: новое. И новое невозможно без проб и ошибок. Как нет "формулы любви" (конечно, я подразумеваю не физическую любовь), так не существует и "формулы творчества". Все новое постигается буквально на ощупь, и мы руководствуемся лишь ощущениями и неясными догадками. 

Довольно сложно и с понятием "ценность". Есть даже наука такая, аксиология, которая системы ценностей изучает. Тем не менее, творчество имеет закономерности, и даже существует соответствующая наука, эвристика. Творцы нового, вообще говоря - гении. Многих людей, подаривших человечеству нечто революционное, у нас даже приравнивают к святым. Извините, что повторяю затертую поговорку: первый человек, сравнивший женщину с цветком, был гением; второй - пошляком.

Я это к чему: ценности бывают разные, а гении дарят нам т.н. общечеловеческие ценности. Некто скажет: "Относительно Мани, Аня - золото". Те, кто знает, Маню и Аню, могут «заценить». Но для тех, кто не знаком с данными женщинами, высказывания не оценит. А фотография обо всем расскажет без слов, причем, автор снимка при помощи света и ракурса вполне способен прекрасную Аню обезобразить до неузнаваемости, а, уловив момент, добрейшую Маню изобразить злючкой-сердючкой. В выдающемся, общезначимом произведении совершенно неважно, изображена Аня, маня или Ваня. Мы будем наслаждаться образами, созданными авторами, а люди в кадре – лишь «исходники» для автора. Ну, примерно так… Хотя, по жизни все сложнее, и если Аня – Анна Австрийская, Маня – Маша Троекурова, а Ваня – Иван Грозный, мы будет смотреть на этих людей несколько иначе, отбросив прочь присущее искусствам абстрагирование.

Некто сказал: "Все в мире относительно". Мало того - он еще вывел формулу Общей теории относительности. До сих пор лишь малая часть человечества понимает суть этой формулы. Но бОльшая знает: Альберт Эйнштейн - гений.

В одной советской книжке, посвященной эвристике (год издания 1978-й, причем, в ней не проводится различие между творчеством в искусстве и науке), есть утверждение: процесс творчества сводится к реализации шести способностей:

- беглость мышления

- беглость аналогий и противопоставлений

- экспрессивная беглость или способность быстро составлять композицию; иначе говоря, это - пластический дар

- спонтанная гибкость, или способность переключаться с одного класса объектов на другой

- адаптационная гибкость или стремление к оригинальности

- способность придать форме задуманные очертания.

На самом деле, это практически формула творчества. Ну, или непременные условия, при которых креативная деятельность возможна. Хочу отдельно сказать про последний пункт: применительно к светописи, речь идет о способности придать очертания именно визуальной форме. То есть, если ты даже увидел кадр и вовремя нажал на кнопку фотофиксирующего устройства, еще не факт, что у тебя получится внятный снимок, который будет "цеплять" других.

Что касаемо пяти других пунктов - там все интересно. Нельзя сказать кратко: "Просто нужно уметь быстро соображать!" Соображают пускай знатоки в телевизионном шоу. На то они и "звезды". Важнее проявлять "беглость" и "гибкость", но при этом ты можешь оставаться тугодумом. Творческий процесс - путь проб и ошибок; важна на самом деле не скорость, с которой ты перебираешь возможные варианты решения той или иной проблемы, а методичность, старательность и желание. "Кто ищет - тот всегда находит" - это… Продолжение »

Библиотечка

(книги о фотографии для чтения на мобильных устройствах в формате FB2; для начала скачивания достаточно кликнуть на названии либо на иконке внизу этой страницы):

Чудо фотографии

Не прячь глаза от Бога

Язык фотографии

Ловцу частичек бытия

Окно души

Занимательно о фотографии

Тайна светописи

 

 

Новости

24 августа 2010

Здравствуйте!

Согласно заявлению владельцев хостинга, ресурс http://genamikheev.okis.ru/ в скором времени будет удален. По мере возможн…

26 сентября 2010

Новая статья

Сочинил новую статью про "комплекс гения" у фотографов http://genamikheev.livejournal.com/40620.html#cutid1

13 октября 2010

Почти святые фотографы

...я осмелился предположить, что в творческой фотографии ради того, чтобы достичь вершин, нужно отказаться от …

19 ноября 2010

Новая статья "Правда о серебряной фотографии"

Авторский отпечаток может потрясти. Но вероятна и обратная реакция. Потому что воспитанный на «мониторной» …

25 ноября 2010

Новая статья "Идея Бога в творческой фотографии"

Я не думаю, что мы при помощи хитроумного прибора «фотографическая камера» видим Бога. Но смею предположить, …

30 ноября 2010

Новая статья "Познание видимости"

...стал я склоняться к мысли, что «уличная фотография» - лишь ширма, за которой скрывается нечто более существ…

15 января 2011

Новая статья "Фотография в Паутине"

Поскольку львиная доля фотографического контента, создаваемого человечеством, живет в Паутине, проблема до…

12 мая 2011

Чудо фотографии

ДОБАВЛЕНА  полная, удобочитаемая версия книги "Чудо фотографии"

31 мая 2011

"Язык фотографии"

ТРУД о языке фотографии завершен. Он ЗДЕСЬ

Книги о фотографии в формате FB2 (для начала скачивания достаточно "кликнуть" по картинке):

 

 

 


Фотоальбомы:

  

Бесплатный хостинг uCoz